Мессианство и провинциализм.

29.05.2015

Мессианство и провинциализм

Мессианство и провинциализм

Прогресс в мире идёт. Люди всё время что-то придумывают. Но у прогресса есть передний край. Это там, где придумывают что-то новое, чего ещё на свете не было. Там иногда ошибаются. Даже часто. Невозможно что-то придумать со 100% гарантией положительного результата. Речь идёт не только о техническом прогрессе, но и о социальном. Они идут рука об руку. И в социальном прогрессе тоже возможны ошибки, тупики. Никто не знает что там впереди. Надо пробовать и смотреть на результат.

    Как-то недавно один польский политик сказал соотечественникам: «Каждый русский по отдельности – наш брат, но когда русские объединяются какой-то идеей, они становятся нашими врагами». На мой взгляд – очень точно подмечено.

     Я не знаю, кто или что двигает прогресс. Даже не спрашивайте. Если Аристотель этого не знал, то куда уж мне. Но я знаю, что прогресс не так самоочевиден, как многим кажется. Если кто забыл, прогресс – это достижение того же или большего результата меньшими усилиями. Конечно, пользоваться плодами прогресса приятно. Но платить цену прогресса готовы не все. Одно дело, достать из кармана денежки, и купить новое устройство. А если для этого надо делать усилие над собой?

    К примеру, африканцы с большим удовольствием стреляют друг в друга из автомата Калашникова и других подобных приспособлений. Им добрые европейцы привезли. И ещё привезут, пока платить есть чем. А представьте, если им пришлось бы самим делать эти автоматы и патроны к ним. Нет, конечно, пример гипотетический. Ну, а вдруг, скажем, все европейцы исчезнут? Нужны станки, электричество, смазочные материалы. Понадобится огромное количество грамотных людей. Надо открывать школы, институты. Умники всякие расплодятся, поставят под вопрос устои общества. Чего доброго, «Капитал» прочитают. Вместо самых мускулистых самцов с хорошей родословной в вожди пролезут какие-то очкарики. Нет уж, лучше тогда воевать копьями, но устои не трогать.

    Прогресс – это не естественно. Единственная абсолютно естественная вещь на свете – энтропия. И её конечный результат для живых организмов – смерть. С энтропией надо бороться, прилагать усилия. Например, достаточно погасить свет, чтобы стало темно. Само. Генератор темноты не нужен. А чтобы стало светло, надо что-то жечь, вырабатывать электричество, что-то придумывать. Прилагать усилия.

   Прогресс в мире идёт. Люди всё время что-то придумывают. Но у прогресса есть передний край. Это там, где придумывают что-то новое, чего ещё на свете не было. Там иногда ошибаются. Даже часто. Невозможно что-то придумать со 100% гарантией положительного результата. Речь идёт не только о техническом прогрессе, но и о социальном. Они идут рука об руку. И в социальном прогрессе тоже возможны ошибки, тупики. Никто не знает что там впереди. Надо пробовать и смотреть на результат.

    В случае с социальным прогрессом надо пробовать в больших масштабах. Изменять общество, изменять весь мир. А как это сделать? Сказать людям: «Давайте проведём над нашей страной эксперимент по поиску путей в будущее». Да? Нетушки! Это не прокатит. Вас пошлют куда подальше! Скажут, мол, сам над собой опыты ставь.

    Что делать? Для попытки прорыва в будущее надо зажечь народ идеей. Создать теорию, образ будущего. И разжечь в народе религиозную веру в правильность этой теории. Иначе – никак. Люди должны будут преодолевать сумасшедшее сопротивление старой системы. Они временами будут силой заставлять других принять их идеи. Для этого какая-то критическая масса людей должна быть абсолютно уверена в своей правоте.

      Да-да, это то самое «железной рукой загоним человечество к счастью». По этому поводу много стебались, но только тогда, когда рассматриваемая идея уже «сдулась». Когда идея на подъёме, никто над этим не смеётся. Опасно. Апологеты новой идеи не должны слушать доводы оппонентов о том, что лежать на печи и есть сало гораздо приятнее, чем двигать прогресс. Потому что такие доводы очень логичны. Лежать на печи действительно приятнее.

     А что, если идея неправильная? Тогда или жизнь её подправит, или – провал. Но чтобы идея сработала, она обязательно должна быть мессианской. То есть, она должна ставить целью осчастливить весь мир. И не меньше. Пусть против его воли, но осчастливить. Сломать сопротивление старого, а потом, когда новая социальная система установится, всем будет лучше. Объективно. К примеру, простой работяга в Европе сегодня имеет то, о чём средневековый феодал не мог и мечтать. Что с того, что феодал жрал из золотой посуды? От научно-технической революции выиграли все. А дорогу прогрессу открыли фанатики с идеями «свободы, равенства и братства». И с гильотиной.

     Рим нёс всему миру цивилизацию – римское право. Христианство и ислам – «единственно верные» методы спасения души для каждого. Коммунизм – рай на Земле для всех. Когда американцы кого-то бомбят, они искренне верят, что несут этим людям свободу от тирании.

      А вот у Гитлера – мессианства не было. Поэтому он не мог не проиграть. Гитлер брал пример с Британской Империи. Он хотел повторить её успех – построить аналогичную империю для немцев. Но он не заметил в фундаменте Британской Империи одну основополагающую «мелочь». Он не заметил, что при всём расизме и высокомерии, англичане свято верили в то, что несут дикарям прогресс. То самое «бремя белых». Отчасти, это было правдой. Но, внешне, британское владычество было для колонизированных народов просто рабством. Гитлер только это и заметил. А «бремя белых», по-видимому, счёл простой пропагандистской уловкой. Да, это пропагандистская уловка, но она работает! Германские нацисты во всеуслышание объявили, что несут всем самое обыкновенное рабство, и больше ничего. Поэтому и получили непреодолимое сопротивление.

      Советский коммунизм, да и коммунизм вообще – несомненно мессианская идея. Но здесь есть ловушка, в которую русские коммунисты и попали. Ловушка – в ответе на вопрос о конечной цели. Что такое «Коммунизм»? Зачем мы его строим? Чтобы люди жили хорошо. А как это – «хорошо»? И начинается перечисление материальных благ, «ситный без пайка», бесплатные пирожные в автоматах на улице. Помните фильм «Гостья из будущего»? Всё, попались. Если все социальные идеи и принципы направлены в конечном итоге на решение материальных вопросов, – пиши пропало. Тогда ваша идеология рано или поздно проиграет любой другой, которая предложит лучший набор материальных благ здесь и сейчас. Что и случилось.

      Надо понимать, что «хорошо» должно быть не только в материальных категориях. Должны быть хорошие отношения между людьми. Просто хорошие, а не для «решения вопросов». Должны быть возможности для развития творческого потенциала человека. Ради того, чтобы творить, а не ради более высокого дохода. Надо объяснить людям, что после решения одной проблемы, перед нами встанет следующая. Жизнь – вечный бой. Счастье – в победах, а не только в бесплатных пирожных.

      Противостоит мессианству – провинциализм. Провинциализм следует отличать от контрмодернизма. Самый яркий пример контрмодернизма – радикальный ислам. Да и некоторые православные в этом замечены. Контрмодернизм – это неприятие прогресса вообще. Все эти интернеты, телефоны, телевизоры, таблетки, автомобили – зло. Выдумки Дьявола. Надо жить так, как жили предки.

       А вот провинциализм против плодов прогресса ничего не имеет. Он только не хочет платить цену за прогресс. Пусть кто-нибудь другой всё это сделает, и нам – даст. То есть, провинциализм предполагает, что технический прогресс идёт сам по себе. Кто-то выращивает свиней на сало, а кто-то точно так же делает «Айфоны». Это же просто. Посмотрите как богато живёт Европа. И мы также будем жить, если москали со всякими идеями лезть не будут. Ведь всё само делается. И всё всегда получается. Только чтобы «кровавые тираны» не мешали.

        То есть, народы, погрязшие в провинциализме, смотрят на результаты чужих революций, кровавых потрясений, и не понимают связи между социальными катаклизмами и прогрессом. Мол, революции сами по себе, а прогресс – сам по себе. В Европах живут хорошо – и мы хотим так же. А какую цену Европа за это заплатила?

     Вообще, провинциализм – это не смертельно. Для местечковых государств, типа Польши, это вполне нормально. Польша никогда не была субъектом политики. Она всегда выполняла чужие указания. Ватикана, Франции, Англии, сейчас – США. Им не надо никаких идей, экспериментов. Выполняй указания хозяина, и получай звиздюлей от соседей. И всё.

     Гораздо опаснее провинциализм как оружие против тех, кто идёт «в прорыв». Если врагам удастся заразить провинциализмом значительную часть населения страны, осуществляющей прорыв в будущее, – прорыва не будет. Сейчас значительная часть русских заражена провинциализмом. Неудивительно – ведь новой идеи нет. Кто-то пытается реанимировать коммунизм, кто-то – православную Империю. Но это уже прошлое.

К сожалению, есть на Руси две территории, которые заражены провинциализмом очень основательно. Это Украина и Белоруссия. Их специально для этого и изобрели. Причём характерно, что провинциализм бывает разный. Бывает тихий, а бывает – агрессивный. Украина заражена бандеровщиной. Это – крайне агрессивный провинциализм. Белорусский – тихий, здесь пассионарность населения почти на нуле. Большие прорывные проекты осуществляются великими империями. Иногда – в виде объединения стран. У России нет выбора. Она или снова пойдёт в прорыв, или погибнет. Превратится в набор убогих местечковых «национальных государств». Процесс умирания России идёт уже давно. Остановить это может только новая мессианская идея.

    Надеюсь, что ещё не всё потеряно. Пусть ура-патриотический подъём в России местами выглядит глупо, но всё-таки это – подъём. «Бессмертный полк» показал, что есть ещё что-то святое у людей. Россия может объединиться вокруг новой мессианской идеи. Надо только её найти.

Первоисточник http://skald-ragnar.livejournal.com/25434.html

Author: Admin

Share on FacebookTweet about this on TwitterEmail this to someoneShare on LinkedInShare on Google+