Казачья семья. Наши жены — пушки заряжены?

18.08.2015

Перевод с англ. Елены Елизаровой.

Институт «Международный индекс счастья», помогая женщинам обрести себя и свое место в мире, предлагает познакомиться с традициями семейного уклада казаков – людей, привыкших жить, руководствуясь очень дельными правилами и установками. Всем, кто задумался о том, что такое любовь, верность, честь и уважение, было бы полезно усвоить эти правила.

Казачья семья

Казачья семья

По мнению тех, кто не знаком с казацким бытом и нравами казаков, у этих гордых воинов не было никаких семей, ведь как в песне поется: «Только шашка казаку во степи подруга»… На самом деле это не так. Семья для казака была основополагающей ценностью, потому и казачьи семьи были крепкими, а хозяйства зажиточными. В казачьих обществах господствовал культ семьи. Отличительной чертой казака было стремление к созданию семьи, своего дома, двора. Считалось, что казак без жены, детей – без корней, крепко держащих его, не дающих оторваться от родной земли и полететь по свету, — пустой человек. Отношение к женщине-хозяйке в казачьих станицах было соответствующим.

Патриархальный стиль жизни семьи предполагал, что главой семьи должен быть мужчина: муж, отец. Однако казак большую часть своей жизни проводил на службе, в боях, походах, на кордоне. Пребывание его в семье, станице было кратковременным. В отсутствие мужа главой семьи становилась жена-казачка, недаром женщины в казачьих станицах славились сильным волевым характером. Этнограф Г.В. Губарев так характеризовал их: «века постоянных тревог выработали в казачке бесстрашную решительность. На реке она управлялась с каюком, скакала верхом на коне, ловко владела арканом и оружием. Умела защитить своих детей и свой курень…».

Этнографы отмечают также, что казачки в большинстве своем были очень красивы. Особый тип красоты станичниц, вероятно, обусловлен своеобразным «естественным отбором» – казаки в 16-17 веках брали в жены плененных черкешенок, турчанок и персиянок, пленивших мужчин своей миловидностью и привлекательностью. В первой половине 19 века Лев Толстой писал в повести «Казаки»: Красота гребенской женщины-казачки особенно поразительна соединением самого чистого типа черкесского лица с могучим сложением северной женщины. Казачки носят одежду черкесскую – татарскую рубаху, бешмет, чувяки, но платки завязывают по-русски. Щегольство, чистота и изящество в одежде и убранстве хат составляют привычку и необходимость жизни.

В конце 17 века казачки-хозяйки, особенно пожилые, стали приобретать большое влияние в домашнем быту. Красота и сила духа этих женщин позволила им стать не слугами, а настоящими помощницами, соратницами мужей. Ум, смелость и решительность казачек — те качества, благодаря которым казачки становились настоящими хозяйками, не только хозяйками своего дома, но и хозяйками своей жизни.

Разумеется, в быту взаимоотношения между мужем и женой определялось согласно христианского учения по принципам: «Не муж для жены, а жена для мужа», «Да убоится жена мужа». Главенствующая роль как в семье, так и в казачьем обществе принадлежала мужчине, на котором лежала главная обязанность материального обеспечения семьи и поддержания в семье строгого порядка казачьего быта. Слово хозяина семьи было непререкаемо для всех его членов и примером в этом являлась жена казака – мать его детей.

Отношения между супругами, особенно на людях, были весьма сдержанными. Родители удерживались от выяснения своих отношений в присутствии детей. Обращение жены к мужу, в знак почитания его родителей, было только по имени и отчеству, как отец и мать мужа (свекровь и свекор) для жены, так и мать и отец жены (тесть и теща) для мужа были Богоданными родителями. Муж, в свою очередь, называл молодую жену по имени, а позже, с появлением детей, говорил ей «Мать» или обращался по имени-отчеству.

Женщины в станицах, несмотря на патриархальный уклад казачьих семей, не были ни забитыми, ни ущемленными в своих правах. Рукоприкладство по отношению к жене или дочери, не говоря уж о матери-казачке было недопустимым. Женщина, обиженная мужем, могла пожаловаться на него на Кругу и развестись. Подчиняясь мужчинам (отцам и мужьям) казачки имели право голоса и могли громко заявить о своих желаниях и правах. С их мнением считались. «Казачья честь» — это понятие было важно не только для мужчин-станичников, но и для их матерей, жен и дочерей. Так, у казаков существовал обычай умыкания невесты, если родители хотели выдать девушку за нелюбимого. Умыкание могло состояться только по предварительному сговору молодых. За опороченье девицы, если урегулирование конфликта не заканчивалось созданием семьи, виновника ожидала месть родных, двоюродных и троюродных братьев невесты, нередко приводящая к кровопролитию.

Знаком особого уважения к женщинам был и обычай раздельных гуляний, мужчины без женщин, женщины без мужчин. А когда собирались вместе (свадьбы, крестины, именины), то женщины садились по одну сторону стола, а мужчины – по другую, дабы оградить женщин от мужских шуток. Захмелевший казак мог сказать лишнее чужой жене, что закончилось бы для него плачевно. Казаки, скорые на расправу, защищали честь своих жен с оружием в руках.

Характерно, что в прошлом у казаков в свадебных торжествах могли участвовать только женатые и замужние. Для неженатой молодежи отдельно проводились вечеринки и в доме жениха, и в доме невесты до основной свадьбы – это было заботой о нравственности устоев молодежи – ибо на свадьбе в торжествах и пожеланиях допускались определенные вольности.

О большом уважении, с которым казаки относились к своим женщинам, говорит и тот факт, что они отмечали праздник, подобный Дню матери. В православный праздник «введение во храм Пресвятой Богородицы» 4 декабря казаки чествовали казачек, не только состоявшихся, но и будущих матерей. По сути это был первый женский праздник в России.

Author: Admin

Share on FacebookTweet about this on TwitterEmail this to someoneShare on LinkedInShare on Google+